ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
газеты “ГОРЯЧИЙ КЛЮЧ”
Город Горячий Ключ Краснодарского края

Публикации

05 августа 2018

Погиб, защищая Горячий Ключ

 
2018 год - год 75-летия освобождения Кубани от немецко-фашистских захватчиков. И любая новая информация о людях, защищавших наш край, наш город, и тех, кто остался навеки на этой земле, становится наиболее ценной. 
 
Недавно на электронную почту редакции газеты «Горячий Ключ» пришло письмо от Раисы Панковой из города Бахмут (бывший Артёмовск) Донецкой области следующего содержания:
 
Добрый день! Мой дядя - Мезенцев Фёдор Егорович, 1921 года рождения, погиб в Краснодарском крае 16 октября 1942 года. Воевал в 723 стрелковом полку 395 стрелковой дивизии. В военкомате нам сказали, что он похоронен в х. Устино Краснодарского края. Однако на сайте «Мемориал» мы нашли, что он захоронен в г. Горячий Ключ у Вечного огня. Помогите, пожалуйста, уточнить: х. Устино или г. Горячий Ключ? 
 
В тот же день журналисты газеты побывали у Вечного огня. Здесь, в самом центре Горячего Ключа, располагается мемориал воинам, которые защищали и обороняли Горячий Ключ от нападения врагов - белогвардейцев во времена Гражданской войны и фашистов в годы Великой Отечественной. На мемориальной доске высечены фамилии воинов, защищавших эту землю. А спустя время, уже в 1967 году, в мемориальном комплексе зажгли Вечный огонь. С тех пор он никогда не угасает, а пламя его напоминает о кровопролитии войн.
 
Мемориал - это центр притяжения всех, кто хочет отдать дань погибшим защитникам. Местные жители приходят сюда с цветами и венками, туристы, приезжающие на экскурсии, тоже вспоминают о подвиге всего советского народа.
 
Журналисты газеты «Горячий Ключ» увидели, что фамилия дяди Раисы Панковой - Мезенцев Ф.Е. - высечена на памятной плите у Вечного огня. И буквально сразу же (спасибо великому Интернету!) автору письма сообщили об этом. 
 
В следующем письме Раиса уже благодарила журналистов, и по нашей просьбе рассказала о герое, защищавшем Кубань: 
«Мой дядя, Мезенцев Фёдор Егорович, родился в 1921 году (к сожалению, даты не знаю, и узнать уже не у кого) в многодетной крестьянской семье Мезенцевых Егора Никитовича и Феодосии Ивановны в д. Муравлёвка Ливенского района Орловской области. В семье было восемь детей - шесть девочек и два мальчика, старшим из которых был Фёдор, а младшим - мой папа, Николай, родившийся в январе 1935 года.
Окончив Вязово-Дубравскую восьмилетнюю школу, Фёдор начал работать в колхозе им. Мичурина Ливенского района Орловской области трактористом и помогал растить и кормить многочисленную семью. С первых дней войны был призван Ливенским военкоматом и воевал в 395 стрелковой дивизии 723 стрелкового полка рядовым. Родителям приходили два благодарственных письма от командира полка и дивизии, но они сгорели вместе с фотографиями во время пожара. В моей памяти осталась только фотография в рамке, висящая на стене: красивый молодой парень с густой шевелюрой, зачёсанной вверх.
 
К великому сожалению, сестёр и брата уже нет в живых, не говоря уже о родителях. Но зато есть пять племянников и пять племянниц возрастом от 55 до 70 лет. Я живу в городе Бахмут (бывший Артёмовск) Донецкой области. И очень хочу найти его могилу. Я была на родине дяди, и там есть мемориальная доска с именами всех погибших земляков за годы ВОВ, где увековечена и его память. Кстати, только что мне сообщили, что вышла «Книга Памяти» Орловской области, где в разделе «Ливенский район» увековечена и его память на стр. 260.
 
Огромное вам спасибо, теперь мы знаем, где похоронен наш дядя, и обязательно навестим. Старшая сестра моего дяди Александра, рождённая 2.08.1924 г., умерла в возрасте 94 лет полгода назад в г. Макеевке Донецкой области. Её сына я попросила посмотреть старые альбомы, вдруг сохранилось и фото дяди Фёдора, это единственный человек, у которого могла сохраниться фотография. Если найдёт, то я сразу же сброшу вам».
В следующем письме Раиса написала: «Двоюродный брат сообщил, что фотографий не нашёл, но есть портрет, нарисованный карандашом. Он утверждает, что это копия того фото, что висело на стене у дедушки Егора. Он, конечно, помнит лучше - ему 70 лет. Я вспомнила ещё, что благодарственные письма лежали всегда за портретом, и на них была интересная рамка, а вверху рамки по центру - портрет Сталина. Мы, тогда ещё дети, не могли понять отличия подписей «командир полка» и «командир дивизии», которыми были подписаны благодарственные письма».
 
P.S. На следующий день, отсканировав портрет дяди, Раиса Панкова переслала его в редакцию. В свою очередь журналисты передали всю информацию о Мезенцеве Фёдоре Егоровиче и его портрет в городской исторический музей, чем тоже обрадовали его сотрудников, которые историю вот так и собирают - по крупицам. 
 

Объявления
Коммерческие:
Частные: